Карта схема Балаклавского сражения 13 (25) октября 1854 года

Достопримечательности России

Карты областей и городов России с знаменитыми замечательными местами Заповедники, памятники природы, музеи, дворцы, парки, театры, монастыри

Достопримечательности на карте - как доехать до интересного места

Схема Балаклавского сражения 13 (25) октября 1854 года. Подробная карта схема Балаклавского сражения - гибель бригады легкой кавалерии

Французское участие в Балаклавском сражении началось не в его последней стадии, когда пришлось спасать попавших в затруднительное положение англичан от полного разгрома, а несколько раньше, едва ли не с первыми выстрелами, раздавшимися у передовой линии редутов. Хотя в англоязычной военно-исторической литературе этому эпизоду уделено совсем мало места, на самом деле исключительно действия французской кавалерии спасли английскую Легкую бригаду от окончательной катастрофы и поголовного истребления.

 

Через час после начала действий русских Канробер получил первую информацию о том, как развиваются события. К этому времени большая часть французских войск, находившаяся на правом фланге, едва услышав орудийную канонаду, была поднята по тревоге и готова к действиям. В 7:30 Канробер понял, что ситуация гораздо сложнее, чем она представляется непосредственно английскому командованию. По его приказу бригада Вино первой начала выдвижение к месту событий с задачей обеспечить стык с английскими союзниками. Бригада Эспинаса, которой по-прежнему командовал Бурбаки, оставалась на месте в готовности поддержать артиллеристов и кавалерию. Французские полки выстроилась по скату Сапун-горы правее 2-й пехотной дивизии и левее Кадыкоя. За ними подходила и турецкая пехота.

 

В долину начали спускаться стрелки и две конные батареи. Боске со своим штабом занял место с хорошим обзором местности. Он первым понял, что союзники попали в западню, из которой их нужно было срочно вытаскивать.

 

Командир французской кавалерийской дивизии генерал Моррис, которому одного взгляда на развернувшийся бой хватило, чтобы понять всю сложность положения, в которое сами себя загоняли англичане, начал действовать, не дожидаясь их просьб о помощи. Англичане оценили решительность генерала: королева Виктория личным указом наградила его Большим крестом ордена Бани, высшей в то время награды Англии.

 

Атака, которую возглавили лично генерал д' Аллонвиль и полковник Шамперон (командир 4-го полка африканских егерей), «...была произведена разомкнутая, en fourrageurs, в алжирском стиле. (Jouve, Eugene. Voyage a la suite des armees alliees en Turquie, en Valachie et en Crimee: guerre d'Orient. Paris, 1855. P. 348.) Французы понесли потери, но свою задачу выполнили полностью. Потери французов: 2 офицера и 11 солдат убиты, 7 солдат ранены, в том числе у двоих были ампутированы конечности. 16 лошадей убиты, 12 получили ранения. (Bazancourt, Cesar Lecat.

 

После Балаклавского сражения не самое достойное, по мнению англичан, поведение османских войск, невзирая на отдельные попытки оправдать его, стало причиной того, что турки оказались объектом презрения и самого жестокого отношения: общение стало простым — «удар или пинок для этих бедолаг, и одни только самые отборные ругательства». (GandanBadem. The Ottoman Crimean War (1853-1856). Hardcover. 2010. P. 275-276.)

 

Отныне доверия к туркам не было, и они продолжали войну на самых тяжелых работах. Корнет Фишер сравнивал: «Русские — ангелы по сравнению с этими собаками». (Gandan Badem. The Ottoman Crimean War (1853-1856). Hardcover. 2010. P. 275-276.)

 

Возможности туркам проявить себя под Севастополем ни англичане, ни французы после Балаклавского сражения больше не предоставляли, хотя совсем скоро события под Евпаторией доказали, что при грамотном управлении турки могут воевать ничуть не хуже их европейских друзей.

Что касается потерянных турками на редутах 12-фунтовых орудий, то вопрос об их дальнейшей судьбе не имеет однозначного ответа. Единственным источником, заслуживающим доверия, могут быть воспоминания адмирала Сеймура, в Крыму бывшего совсем мальчишкой, сначала корабельным гардемарином, потом мичманом. Он утверждает, что видел их уже после войны в Москве в Кремле. (Seymour E.N. Admiral of the Fleet. My naval Career and Travels. London, 1911. P. 27.)

последнее обновления сайта 19 04 2017 года