Схема Инкерманского сражения 5 ноября (24 октября по старому стилю) 1854 года

Достопримечательности России

Карты областей и городов России с знаменитыми замечательными местами Заповедники, памятники природы, музеи, дворцы, парки, театры, монастыри

Достопримечательности на карте - как доехать до интересного места

Схема Инкерманского сражения 5 ноября (24 октября по старому стилю) 1854 года. Подробная карта схема Инкерманского сражения - самой кровопролитной битвы Крымской войны

Револьвер

Револьвер в очередной раз сказал свое веское слово в сражении при Инкермане. Сержант Королевских фузилеров Тимоти Гоуинг писал в своих воспоминаниях: «Да, штыки и револьверы славно поработали тем туманным утром; а когда у нас закончились патроны, мы стали швырять во врага камни».

 

Наученные горьким опытом предыдущих боев и траншейных схваток британские офицеры шли в строю с обязательным револьвером в руке: «По второму сигналу мы скорым шагом двинулись вперед; полковник шел во главе, с саблей в одной руке и с револьвером в другой». Офицеры Гвардейских гренадер все имели саблю образца 1822 г. и револьвер Кольт 1848 г. или Адаме 1851 г. (David Fraser, The Grenadier Guards. Man-at-Arms series, 73, Osprey Publishing. 1989. P. 34-36.)

 

При Инкермане показали свое преимущество английские револьверы. По сравнению с Кольтом револьвер Адамса не требовал перезарядки после каждого выстрела, что давало большое преимущество в скоротечной рукопашной схватке. Минимальность дистанции, скученность нападающих и их агрессивность требовала моментальной реакции. Английские историки говорят, что Инкерман стал местом, где английская инженерная мысль доказала свое превосходство над американской. (George Ryan. Our heroes of the Crimea: biogr. sketches of our military officers. London, 1855. P. 69.)

 

Первым заговорил револьвер «Дин-Адаме» в руках командира роты 41-го полка капитана Эдвина Ричардса. Его подразделение, составлявшее один из передовых пикетов, первым попало под удар русской пехоты, внезапно вынырнувшей из утреннего тумана. Все преимущество нарезных Р1851 было сведено к нулю, а учитывая не менее чем на 15% худшую скорострельность, еще и обратилось в недостаток по сравнению с гладкоствольными ружьями. В этой ситуации револьверы оказались незаменимыми. Капитан Ричарде был убит, но благодаря его револьверу какое-то время удавалось удерживать неприятеля.

 

Сохранилось письмо капитана 88-го пехотного полка Джошуа Гранта Кросса, с револьвером Адамса сражавшегося при Альме и раненного при Инкермане, когда он сумел благодаря этому оружию один выдержать бой с четырьмя русскими пехотинцами, хладнокровно и последовательно расстреляв их при сближении, и только последний сумел нанести ему удар штыком в бедро. Кросс командовал легкой ротой и был ранен пулей в ногу. Он увидел, как несколько русских солдат напали на капрала из его роты и выстрелил в них из револьвера. К нему моментально бросились несколько русских пехотинцев, пытаясь или взять его в плен, как более весомую добычу, или добить. Револьвер остановил нападавших, а вскоре подоспели солдаты гренадерской роты. Лейтенант Бейнс поднял его с земли, рядовой Халлиген на руках вынес с поля боя. (W. S. Curtis Hand Firearms of the Crimean War Revolvers — the Adams // The War Correspondent. October 2002. №3. P. 26-27.)

 

Офицеры, сержанты и солдаты, вооруженные револьверами, расчищали путь остальным, вооруженным преимущественно ружьями. Последние, в свою очередь, прикрывали направляющих от атак с флангов и тыла. Характерный пример тому — действия капитана Гвардейских гренадер Чарльза Бассела Барта у батареи из мешков с песком. Выскочив через амбразуру первым из своих людей, он сразу же оказался перед русскими пехотинцами, и только револьверные выстрелы спасали ему жизнь, хотя первый выстрел дал осечку. И тут револьвер показал свои достоинства. Барт моментально, не опуская руки, нажал спусковой крючок и произвел следующий выстрел, сразив противника. Хотя один из неприятелей атаковал капитана со спины, но был сбито ног ударом приклада, который нанес рядовой Палмер.

 

Капитан Ричарде в своих письмах пишет, что потерял свой револьвер между орудий своей батареи и потому ему пришлось с трудом отбиваться от русских стрелков. А вот офицер русского Тарутинского полка Роберт Ходасевич (вскоре перешедший на сторону англичан) пишет, что после этого сражения солдаты хвалились друг перед другом трофеями, найденными на английских позициях. В основном это были седла, упряжь, амуниция ...и револьвер с одним зарядом в барабане, которого, видимо, «его владельцу так и не хватило, чтобы спасти свою жизнь». Возможно, это и был револьвер Ричардса. (Robert Adolf Chodasiewicz. A voice from within the walls of Sebastopol, a narrative of the campaign in the Crimea, and of the events of the siege. J. Murray. 1856. P. 203.)

 

В условиях боя при Инкермане стало понятно, что 5-6 выстрелов — это хорошо, но когда схватка идет на короткой дистанции, нужна еще и возможность быстрой перезарядки. В самом начале сражения лейтенант 41-го полка Свэй, сын английского аристократа с Ямайки, получивший великолепное образование во Франции, прекрасный художник, расстреляв барабан, не успел произвести его перезарядку и вынужден был отбиваться саблей. В результате он получил 9 ран холодным оружием и был найден мертвым рядом с телом русского офицера, у которого была раскроена сабельным ударом голова. (Nolan E.N. The illustrated history of the war against Russia. London, 1855. P. 638.)

последнее обновления сайта 19 04 2017 года