Тонкая красная линия - незначительный эпизод Балаклавского сражения

Достопримечательности России

Карты областей и городов России с знаменитыми замечательными местами Заповедники, памятники природы, музеи, дворцы, парки, театры, монастыри

Достопримечательности на карте - как доехать до интересного места

Тонкая красная линия - незначительный эпизод Балаклавского сражения возведен англичанами в ранг эпического подвига на основании статьи "Таймс".

Это событие, вошедшее в британскую военную историю и в мировую лингвистику под названием «тонкая красная линия», ставшее символом мужества и стойкости британцев и означающее оборону из последних сил. Совершено незначительный с военной точки зрения эпизод сражения под Балаклавой возведен англичанами в ранг эпического подвига — один из примеров талантливого военного мифотворчества: источником информации об этом эпизоде для англичан стал не военный документ, не рапорт военачальника с места сражения, а статья самого Рассела в «Тайме».

 

Английская пехота прибыла к месту сражения, когда 4 из шести редутов были заняты русскими, которые уже начали сосредотачиваться на Воронцовской дороге. На юге их кавалерия начала давление на английскую дивизию Лукана, постепенно отодвигающуюся к Балаклаве.

 

Кэмпбелл здраво предложил Лукану отодвинуть кавалерию к краю долины, чтобы открыть фронт для ведения огня 93-му горскому полку, который разместил на середине дистанции от редутов до укреплений Балаклавы в таком месте, которое позволяло ему быстро менять фронт, разворачивая его в любую сторону, откуда мог атаковать противник, закрывая главную базу. Он один из немногих понимал, что, имея в руках мощное и дальнобойное стрелковое оружие, обученная пехота огнем с места могла без особых проблем справиться с любой кавалерийской массой, конечно, если последняя не решит своими трупами завалить взятую позицию. В успехе своего предприятия он был уверен и положился на эффективность стрелкового оружия, традиционную дисциплину горцев и количество одновременно задействованных стволов.

 

В распоряжении Кэмпбелла оказалась внушительная сила. Из Балаклавы подтянулись моряки из Морской бригады, даже среди рослых горцев выделяясь своими широкими плечами и ростом выше среднего в армейской пехоте. Вместе с моряками в строй стала и самая разношерстная публика из порта и госпиталя. Точно известно, что на правый фланг шотландцев встали 3 сержанта и 36 рядовых 30-го полка.

 

Но при этом многие английские исследователи умалчивают о турецких пехотинцах и артиллеристах, которые, отступив с передовых редутов, стали в строй шотландской пехоты. (Layard, Austen Henry. La Premiere campagne de la Crimee ou les batailles memorables de PAlma, de Balaklava et d'Inkermann, par Austin Layard. Traduction, autorisee par l'auteur, par A.-E.-S. Jervis. Paris, 1855. P. 69-70; Описание обороны города Севастополя. Составлено под рук. генерал-адъютанта Тотлебена. СПб., 1871. Ч. I. С. 241.) Об их числе судить трудно, обычно называют цифры от 150 до 300 человек (последнюю цифру называет Колторп). Но даже с минимумом общее количество солдат, оказавшихся в распоряжении Кэмпбелла, явно было больше, чем тысяча. Понятно, что имея столько пехоты, усиленный артиллерией и прикрытый с фланга кавалерией, а с фронта достаточно глубокой канавой (упоминание о ней можно найти в записках Попова, который говорит в том числе и о ее искусственном происхождении) (Записки Александра Ефимовича Попова о пребывании его в Крымской армии с 1-го октября по 1-е декабря 1854 г. // Русская старина. СПб., 1879. Т. 24. С. 319.), Кэмпбелл не особенно волновался за судьбу Балаклавы.

 

Все обсуждения действий горцев при Балаклаве в конечном итоге сводятся к одному: Кэмпбелл, действуя на грани гениальности, совершил переворот в военном деле, построив полк в две шеренги. На самом деле командир бригады, будучи человеком умным, а командиром — талантливым, сделал то, что и должна была сделать пехота, встречая атакующую кавалерию — повысил огневую силу строя. Этот вид боевого построения был признан в Англии еще в 1808 г. В кампанию 1813 г. Наполеон смотрел на него как на эффективный и пытался ввести для всей пехоты. (Тактическое устройство войск и их эволюции // Морской сборник. СПб., 1859. Т. XL. №4. С. 185-186.)

 

Кэмпбелл сделал то, что хорошо умела делать английская пехота и что всегда вызывало ярость ее противников. Как Веллингтон при Ватерлоо, пользуясь рельефом местности, он не стал выставлять ее открыто, а приказал расположиться по возможности скрытно. (Woods LA. The Past Campaign: A Sketch of the War in the East, from the Departure of Lord Raglan to the Capture of Sevastopol. London, 1855. Vol. II. P. 67-68.)

 

«Об этом деле было много говорено: английские писатели старались выставить его важной победой пехоты над конницей, но на деле это совсем не так. Один известный английский кавалерийский офицер, присутствовавший при этом, говорит, что русские эскадроны совсем не собирались атаковать, а просто производили демонстрацию с целью побудить противника развернуть свои силы; поэтому, когда 93-й полк показался на холме, они, считая свое дело выполненным, повернули назад. Сэр Ко-лин Кэмпбелл, командир 93-го полка, опытный офицер, очень хорошо понимал, чего добиваются русские, и сообразно с этим принял свои меры; он же вполне признал искусство, выказанное командиром русской демонстрировавшей части, потому что сказал своему адъютанту: «Шедуэль, этот офицер понимает свое дело». (Денисон Дж. История конницы. М., 2001. Кн. 1.С. 384-385.)

 

Что касается другой фразы, сказанной Кэмпбеллом, то ее переводят по-разному. По воспоминанию генерал-лейтенанта Барраджа, который в этот день в звании капитана стоял в строю 5-й роты полка, генерал произнес следующее: «There is no retreat from here, men! You must die where you stand!». На что ему кто-то ответил из строя: «Ау, ay, Sir Colin, and needs be, we'll do that!». (Historical records of the 93rd Sutherland Highlanders now the 2d battalion, Princess Louise's Argyll and Sutherland Highlanders. Compiled and edited by Roderick Hamilton Burgoyne, late 93rd Highlanders. London, 1883. P. 112.)

 

Затем казаки, а не гусары, продемонстрировав намерение сокрушительной атаки, вдруг внезапно от нее отказались, поняв, что атака не имеет смысла и обратится лишь напрасно пролитой кровью, и просто орали на находившихся в отдалении британцев, не слишком их этим пугая: «Тишина с обеих сторон была удивительная; одни казаки кричали, но это было поодаль, и никто не обращал на них внимания». (О сражении под Балаклавой. Записка генерал-лейтенанта Ив. Ив. Рыжова // Материалы для истории Крымской войны и обороны Севастополя. Сборник, издаваемый комитетом по устройству Севастопольского музея. Под ред. Н. Дубровина. СПб., 1872. Выпуск III. С. 77.)

 

Кэмпбелл развернул свою «красно-синюю» (синий — цвет мундиров турецких частей) линию, открыв ее. Безусловно, донские казаки оказались умнее, чем их пытаются выставить британские участники событий, называвших их действия трусливыми. Фронтальные атаки — не дело иррегулярной кавалерии. Но вот фланкировка, связывание противника, его запутывание, провоцирование на развертывание — это как раз то, что от них требуется. Не любившие нести напрасные неоправданные потери, даже не сблизившись с противником ближе, чем на 400-500 м, казаки не собирались входить в дистанцию эффективного ружейного огня. Казалось, они одним своим присутствием демонстрировали угрозу и в конце концов разрушили стройную неприятельскую защитную линию.

 

Шотландцы не выдержали нервного напряжения и открыли огонь. Сколько было залпов — непонятно. Говорят о двух или трех. В любом случае ни разу полк не стрелял всей линией, огонь вели одна или несколько рот.

 

Стелинг говорит о первом залпе, который сделала гренадерская рота горцев (командир — капитан Росс), но без всякого эффекта. (Sterling. С. Letters from the Army in the Crimea written during the Years 1854,1855 and 1856, by Staff-officer who was there. London, 1856. P. 123.) После этого последовал второй залп с таким же результатом (о нем говорит

 

Пфлюг). (Pflug, Ferdinand. Souvenirs de lacampagne de Crimee: journal d'un medecin allemand au service de Гагспёе russe. Paris, 1862. P. 93-97.) Третий залп сделали уже турки. По версии Колторпа, выстрелив без всякой команды, османские солдаты, находившиеся на одном из флангов, при приближении русской кавалерии бросились бежать к Балаклаве. (Calthorpe, Somerset John Gough. Letters from head-quarters; or, The realities of the war in the Crimea, by an of f icer of the staff. London, 1857. Vol. I. P. 305-306.; Sterling. C. Letters from the Army in the Crimea written during the Years 1854,1855 and 1856, by Staff-off icer who was there. London, 1857. P. 118.)

последнее обновления сайта 19 04 2017 года